четверг, 30 декабря 2010 г.

Велес, скотий бог

Наткнулся на великолепное:


И ладно бы торговала лавка мясом или дублёнками… Это ж до чего довёл страну кровавый тиран Владимир Святославович!

среда, 14 июля 2010 г.

Жара


А говорят, что дальше будет ещё жарче… На очереди марш аквалангистов-высотников, клерикальное изнасилование Ктулху, восстание няшных котиков и ещё Х-й знает что.

среда, 30 июня 2010 г.

Противотанковое четверостишие

Поражай слабины вражьего танка:
Бей по триплексам калёной лопатой,
В дуло гравий сыпь, кайлом ломи по тракам.
Не спасётся вражий танк от стройбата!

вторник, 22 июня 2010 г.

воскресенье, 9 мая 2010 г.

День Победы


Впервые задумался, что стоит за словом «Победа», нормально так, без лозунгов и идеологий, без ритуалов и речей примазавшихся.

И мне вдруг представилось как пружина, пять лет свивавшаяся из боли, надежд, тревог и радостей миллионов, из горя потерявших близких, из счастья обретших тех, кого уже считали мёртвыми, изо всех человеческих смертей и жизней — всё это разом распрямилось и выстрелило одним единственным словом.

«Победа».

И я понял, что меня слишком мало для того, чтобы хотя бы представить в полной мере, что это значило — и уж тем более, чтобы о чём-то ещё рассуждать.

С Праздником вас!

пятница, 7 мая 2010 г.

Православные ублюдки

Как-то так получилось, что две публикации подряд посвящены Михалкову. Но ничего не могу с собой поделать — пройти мимо такой яркой и короткой рецензии на фильм «Утомлённые Солнцем — 2» я просто не смог.

Рецензия, как вы поняли, укладывается в два слова:

четверг, 22 апреля 2010 г.

Хорошее начало

Михалкова у кинозала
Пара злобных яойщиц поймала
Дальше скромный поэт
Не придумал сюжет
Как бурак покраснев от начала.

вторник, 23 марта 2010 г.

Такеши Китана

В новом фильме Такеши Китана
Девять школьниц делили катану.
Знали: не подойдёт
Им ручной пулемёт
Для девичьего хрупкого стана.

понедельник, 11 января 2010 г.

По ту сторону сказки.

Страх — это то, что стоит за кулисами праздника. В опустевших залах, где свет приглушён и уже не играет музыка, персонажи живут своей собственной жизнью, непонятной простым смертным.

Их правила кажутся абсурдными. Их жесты предстают неуместным гротеском. Но всё равно почему-то кажется, что это именно мы — пародируем и лицедействуем нечто первичное, изначально свойственное им.